Памяти жертвам репрессий 1937-1938 гг.

В Мемориальном комплексе жертвам репрессий «Ата-Бейит» в селе Чон-Таш в 30 км от города Бишкек захоронены тела 137 кыргызстанцев 19 национальностей, расстрелянных без суда и следствия во время сталинских репрессий.

Больше сотни представителей кыргызской интеллигенции 5-7-8 ноября 1938 года были расстреляны советской властью по надуманным обвинениям, как враги народа и националисты.

Один из сотрудников КГБ, находясь при смерти в 1980 г, рассказал тайну расстрела своей дочери. После своего совершеннолетия девушка предала эту тайну огласке.

Тела были сброшены в печь для обжига кирпича на Чон-Таше: мусульман, христиан, буддистов, иудеев. Среди них — основатели киргизского советского государства, первые наркомы.

Специалисты, ведущие раскопки обнаружили пространство размером 4x4 м на глубине 40см, в котором находилось 137 скелетов людей, причем у некоторых при себе были личные документы. После эксгумации тела перевезли на кладбище “Ата-Бейит” (“Кладбище отцов”) в 100 м от раскопок.

Согласно архивным данным в 30-е годы XX столетия в Киргизии было репрессировано и расстреляно несколько десятков тысяч человек. 
По официальным данным, жертвами сталинских репрессий стали 12,5 миллионов граждан СССР.

30 августа 1991 года состоялась государственная траурная церемония перезахоронения останков жертв сталинских репрессий, найденных на Чон-Таше. А на следующий день, 31 августа 1991 года была провозглашена независимость суверенного Кыргызстана.

8 ноября отмечается как день памяти жертв репрессий 1937—1938 годов.

Для подготовки виртуальной выставки были использованы документы из фондов  Центрального государственного архива общественно-политической документации Кыргызской Республики, а также фотоматериалы из фондов Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Кыргызской Республики.

Виртуальная выставка подготовлена для того чтобы отдать дань уважения сыновьям кыргызского народа, чьи имена были связаны со становлением нашей страны. «Наш долг донести до наших детей историю этих годов и наше общество должно помнить и чтить память героев погибших за становление кыргызского независимого государства.»

Тыныстанов Касым

АВТОБИОГРАФИЯ ТЫНЫСТАНОВА КАСЫМА           

Я, Тыныстанов Касым родился 10 сентября 1901 года в селе Чырпыкты, Чоктальской  волости, Пржевальского уезда (теперь, Каракол Нарынского округа) бывшей Семиреченской  области.                                                                                                           

Мой отец, Тыныстан Маркатаев по своему социальному положению был малоземельный дехкан. Находясь до 12 лет на иждивении своих родителей, участвую в отцовском хозяйстве, я получил азбучную грамотность у своего отца. С 12 лет я был привезен отцом в гор. Каракол на учебу. Хотя я имел очень большое желание поступить в русскую школу в интернат и получить образование на русском языке, царская политика не давала мне возможности, как происходившему из низшего сословия, осуществить свое желание. Вследствие этого, все таки я принужден был остаться в городе и продолжить свое образование в ново - методной сартовской (узбекской) школе, работая у частных лиц после занятий для поддержания своего материального существования. Тяжелое материальное положение и плохо поставленная учебная работа в мусульманской школе принудила меня еще раз попытаться поступить в интернат, где занятия велись на русском языке. С этой целью я перебрался в селение Сазоновку Каракольского уезда, где был интернат, организованный исключительно для киргиз. Но, вопреки моим желаниям, в Сазановке оказалась царская политика, которая принудила меня быть приходящим, и то по ходатайству переводчика – киргиза Мирового Судьи, у которого я все время работал после занятия в качестве прислуги. На другой учебный год, после моего годичного обучения в интернате в качестве приходящего, благодаря своей способности к учебе и взятке заведующему интернатом в сумме 6 руб., которая в то время ровнялось годичному доходу в хозяйстве моего отца. Через год после моего поступления в интернат и поднимается восстание киргиз против царизма, вследствие чего я попал в восточный Туркестан (в Китай) в окрестность Кульджи со своими родителями, где я работал по найму и откуда я возвратился в город Каракол в конце 1927 года.

До сентября 1919 года я работал исключительно по найму, если не считать мои       2 –х месячные обучение в Узбекской школе. В сентябре месяце 1919 года я отправился в город Алма–Ата на учебу без всякой разверстки и командировки. Получив командировку из города Алма–Ата, я приехал в город Ташкент, первой половине октября, где я поступил в Казакский педагогический институт, который я окончил в июне месяце 1924 года в конце декабря 1919 года, я записался в КСМТ и принимал горячее участие в организации его (1919 – 1920 годах в Туркестане союз молодежи имел характер только организационный.) С мая месяца 1920 года я был приглашен в редакцию газеты «Хана Урюс» в качестве заведующего ее отделом «КСМТ» и назначен организатором ячейки союза молодежи Туркестана при Казахском интернате в городе Ташкенте. Работа моя выражалась в редакции, кроме редактирования статей для комсомольского отделения, в помещении почти в каждом номере газеты, стихотворений посвященных революции. Без прерывная работа летом 20 года в городе Ташкенте сильно подействовала на мое здоровье и я заболел туберкулезом в конце октября, вследствие чего я круглую зиму провел в больнице и принужден был выйти из рядов комсомола. В мае 1921 года по совету врачебно – контрольной комиссии, я отправился на родину, в Каракольский уезд с двумя целями: с одной стороны укрепить свое здоровье и с другой подготовиться за это время, чтобы не сидеть в повторном классе Инпроса. Но революционные движение трудящихся масс киргизского народа, оживленная революцией, не могло оставить меня в покое и я бросился в общественную жизнь, организовал в г. Караколе киргизскую театральную группу и стоял во главе ее, а также вел пропагандистскую работу среди масс. Вследствие беспрерывной работы в городе Караколе, хотя я по возвращении в Ташкент, сдав экзамен перешел во второй класс Инпроса, в ноябре месяце 1921 года опять заболел и почти целую зиму провел в больнице, очень ненормально посещая занятия.

Летние сезоны 1922 и 1923 годов истратил главным образом, на укрепление своего здоровья и изучения киргизского языка и киргизского народного творчества.

В 1923 года беспрерывно работал сотрудником редакции газеты «Акжол» и журналов «Жаскайрат», «Сана», а также членом бывшей Кара–Киргизской Научной Комиссии.

В 1924 году в июне месяца окончил Казахский педагогический институт в городе Ташкенте. После окончания Института я был командирован Кара–Киргизский научной комиссией в г. Каракол на педагогические курсы по переподготовке учителей Киргизского населения в качестве лектора по общеобразовательным предметам.

В 1924 году в городе Караколе вступил кандидатом в члены коммунистической партии, вполне ознакомившись с ее уставом и программой.

В конце декабря того же года я был отозван из города Каракола в Ташкент областным революционным комитетом Киргизской Автономной области во время размежевания. Туркестанской Республики и назначен Секретарем Академического центра (нынешней научной комиссии) областного отдела Народного просвещения.

В августе месяце 1925 года с должности Секретаря Научной Комиссии переведен был Облисполкомом на должность ее председателя, на которой и в данное время  состою.

В области художественной, а также другой литературы имею несколько напечатанных трудов и рукописей; в 1925 году выдвигал идею перехода с Арабского на Латинский алфавит и с тех пор состою во главе этого движения.

Ни в каких политических партиях не состоял и репрессиям не подвергался. Имею жену и ребенка. Со дня вступления в коммунистическую партию, главным образом, моя работа выражалась в создании  партийно – советской литературы на киргизском языке. Редактировал газеты «Эркин-Тоо» с 29 июля по 25 октября 1925 года. Исполнял обязанности Агитпроп. организатора и уполномоченного по проф. коллективам. Участвовал в работах шефской комиссии и комиссии по изучению революционно – национального движения киргизского народа. Постоянно имел и имею связь с газетами и участвую в их работе. По поручению партии выступал и выступаю с докладами на собраниях, митингах и т. п. Имею тесную связь со школами и учительскими массами. Большое желание имею работать по линии создания новой Киргизской литературы. В данное время работаю руководителем политической школой сокращенного типа при ячейке № 20.

Дата заполнения 15 октября 1926 год. Подпись  К. Тыныстанов.

Фонд 10, Опись 15, Дело 2743. Лл. 25 – 27.

Личный листок по учету кадров Тыныстанова Касыма

Абдраимов Абдукадыр

Абдраимов Абдукадыр

Абдрахманов Юсуп Абдрахманович

Абдрахманов Юсуп Абдрахманович

Айдарбеков Иманалы Айдарбекович

Айдарбеков Иманалы Айдарбекович

Айтматов Төрөкул

Айтматов Төрөкул

Алимов Азис Ахмеджанович

Алимов Азис Ахмеджанович

Алиев Осмонкул Игенбаевич

Алиев Осмонкул Игенбаевич

Булатов Абдрахман

Булатов Абдрахман

Булатов Юсуф Исхакович

Булатов Юсуф Исхакович

Джамансариев Асанбай

Джамансариев Асанбай

Джиенбаев Хасан

Джиенбаев Хасан

Джумаев Омар

Джумаев Омар

Достаев Токтосун

Достаев Токтосун

Зульфибаев Далибай

Зульфибаев Далибай

Иманбаев Мукаш

Иманбаев Мукаш

Исакеев Баялы Диканбаевич

Исакеев Баялы Диканбаевич

Исмаилов Сакмамбет

Исмаилов Сакмамбет

Камбаров Курман

Камбаров Курман

Качибеков Абдулла

Качибеков Абдулла

Кенебаев Керим

Кенебаев Керим

Кульназаров Нуркул Кульназарович

Кульназаров Нуркул Кульназарович

Молдогазиев Акимкан

Молдогазиев Акимкан

Сагымбаев Касым

Сагымбаев Касым

Салихов Мурат

Салихов Мурат

Сулайманов Чекуш

Сулайманов Чекуш

Султанбеков Ешбай Бобекович

Султанбеков Ешбай Бобекович

Таранченко Григорий Филипович

Таранченко Григорий Филипович

Уразбеков Абдукадыр

Уразбеков Абдукадыр

Чонбашев Сыдык

Чонбашев Сыдык

Шамурзин Султанкул

Шамурзин Султанкул

Шоруков Ходжехан

Шоруков Ходжехан

Эсенаманов Эркинбек

Эсенаманов Эркинбек

Юлдашев Каримджан

Юлдашев Каримджан